Відповімо на всі Ваші запитання:)


Адрес

Відповімо на всі Ваші запитання:)

ПРЕДПРОДАЖА НОВИНКИ! Чашка, которая рассказывает истории. Скидка -15% до 29.10.2020

Как попасть в «плен к японцам» и стать успешной украинской художницей. Чем ценно образование в США и что такое настоящий талант. Кто такой Чичико и почему «розовые очки» – это совсем не о ней. Победительница Red Dot Awards, стипендиатка Fulbright, иллюстратор Gifty Женя Гайдамака рассказала о своей жизни и своих мирах.

 

intervyu-s-illyustratorom-Zheney-gaydamakoy-gifty

 

Расскажи о своем детстве и начале творчества. Когда ты решила, что будешь художником? Как это восприняли твои родители? Есть ли в семье люди творческих профессий? Кто или что на тебя повлиял?

 – В моей семье все учителя. Никаких династий художников, ничего такого. Своим родным я глубоко благодарна за то, что они никогда не навязывали мне «стабильных» профессий. Думаю, большую роль сыграло то, что и мой папа, и мама были таким образом подтолкнуты своими родителями, но свои «стабильные» профессии они со временем все равно поменяли. Только ушло на это более 20 лет. Они понимают, что страсть к любимому делу рано или поздно настигнет – и никакой факультет экономики / педагогики / международных отношений не изменит этого.

Насчет детства – это вообще моя любимая тема, и я боюсь, что всех уже замучила такими разговорами. Я очень много пишу о своем доме – для меня это святое место (родной город Жени – Тараща). Однозначно, оно произвело наибольшее влияние на все, что я делаю. На то, как вижу мир. Когда растешь на природе, выходишь со двора прямо в лес, к озеру – ты учишься нежно относиться к смене времен года, к растениям, к лягушачьему хору, который стабильно начинается летними вечерами. Это моя система координат, каркас для всего, что делаю.

 

Не обязательно спокойная жизнь на природе сделает из тебя художника – просто это так или иначе формирует из тебя человека, чувствительного к миру.

 

Рисование просто шло рядом, всегда, и я развивала это в себе всю жизнь – не ради какой-то цели, а ради собственного наполнения. Поэтому я не очень люблю слово «Талант». Как по мне, настоящий талант не в том, чтобы рандомно родиться с определенным набором наклонностей к какому-то делу. Талант – это умение не потерять их, культивировать.

Что самое трудное в работе иллюстратора? Какие муки и радости профессии?

– Опять же,  трудное в сравнении с чем? С работой на заводе? (Улыбается). Я много думаю об этом. Люди искусства в наше время – это в целом счастливые люди. Если абстрагироваться, то «трудно» – это разделять работу и выходные, работу и каникулы, работу и жизнь. Это если говорить о фрилансе, как у меня. Но это вовсе не означает, что я радостно рисую с утра до ночи каждый день, нет. Просто я сама себе начальница, сама себе бухгалтер, юрист, менеджер. Но со временем ты понимаешь, что работа села тебе на голову. Ты ее любишь и перестаешь контролировать, как она вплетается в твою жизнь. Становится всем, о чем ты думаешь. И еще интересно – радости моей профессии на самом деле те же, что и муки.

Ты иллюстратор, художник или дизайнер?

– Я не дизайнер, однозначно. Я не занимаюсь версткой, шрифтами – я рисую. Рисование – это не совсем дизайн. Художник-иллюстратор выглядит подходящим определением.

 

blagotvoritelnyy-bloknot-dlya-pomoshchi-bolnym-detyam-s-illyustratsiyey-zheni-gaydamaki-sozdan-v-gifty

 

Ты получила престижную награду Red Dot в 2017 году. Расскажи, что это за премия, за что ее дают?

– Red Dot Communication Design Award – один из крупных художественных конкурсов. За что точно дают эту премию – трудно сказать. Иногда выбор жюри продиктован актуальными тенденциями, инновациями. Иногда наоборот – выбирают то, что классическое и вне времени. В целом это награда, которая должна убеждать человека, что он движется туда, куда надо. Убеждает ли меня – не знаю. Думаю, нет.

Ты фрилансер. Как ты организовываешь свое время? Достаточно ли заказов? Что делаешь, когда появляются паузы? Ты ищешь заказы или заказы ищут тебя?

– Организация своего времени – мой самый большой друг и враг, как и у всех фрилансеров. Я очень стараюсь, завожу каждую неделю новые блокноты. Касательно заказов… Если много рисовать, то в определенный момент тебя запоминают и со временем рабочий процесс становится упорядоченным – клиенты постоянно тебя находят, особенно через другие проекты. Это такая своеобразная паутина – одно притягивает другое. Поэтому так важно писать обо всех своих новых проектах. Бывают, конечно, и паузы. Но это условно. Если нет коммерческой работы – всегда есть своя, на которую постоянно не хватает времени. Например, свои книги.

 

Заказы ищут тебя тогда, когда ты ищешь их. Я не из тех, кто сидит и ждет, что мне на голову упадет крутой проект. Я постоянно работаю над тем, чтобы меня видели, знали и помнили. Хочешь или нет, но это нужно делать, хотя бы сначала.

 

Какие украинские иллюстраторы являются твоими фаворитами?

– Очень люблю работы, которые можно назвать «timeless». Иллюстраторы, которые не бегут за трендами, сейчас на вес золота. Вообще люблю привкус старомодности, если честно. Среди любимого – графика Анатолия Василенко.

Кто твои любимые художники, стили?

 

Всю сознательную жизнь я нахожусь в плену японцев – по-другому это не назовешь. 

 

У меня две большие любви. Первая – это японская гравюра. Вторая – мультипликация (Миядзаки, Синкай). Все, вот я и призналась сама себе! Что я здесь люблю?.. Во-первых, сами идеи, темы. Обычно это простые вещи и простые люди, которые находят свое место и свою гармонию в мире. Во-вторых, графический стиль. Он очень четко попадает в то, что я очень люблю.

 

intervyu-s-khudozhnitsey-Yevgeniyey-gaydamakoy-sumka-s-printom-bellflower-sdelano-v-gifty

Твои рисунки напоминают мне мультфильмы Миядзаки. Это случайно? Не было ли у тебя такого «хочу рисовать как Миядзаки»?

– Я вам скажу, что такое «настроение Миядзаки» – это когда ты исследуешь мир, когда вокруг поля, косматые облака. Когда ты придумываешь разные штуки, фантазируешь, лазишь по деревьям. Смотришь, как идет дождь. Это не эксклюзивно его изобретение – это называется детством на природе. Тем он мне и нравится – Миядзаки рассказывает истории о тех ситуациях, которыми я жила еще не зная, что такое мультики. Чем живу до сих пор. Я точно так же, как он, всегда хотела, чтобы все поросло высокой травой. Чтобы мы наконец выдохнули и начали жить в удовольствие и в простоте.

Если говорить о стиле и «хочу рисовать как» – такого не было никогда. Я всегда рисовала так, как рисовалось. Конечно, есть много художников, на которых я смотрю, и раньше, и сейчас. Но это больше отстраненный интерес. Копировать кого-то – занятие скучное, неблагодарное и бессмысленное. Если говорить метафорически – гораздо интереснее порыться в своем внутреннем чердаке и извлечь оттуда какие-то сокровища, чем купить их в магазине.

Все твои работы излучают оптимизм, и я не помню сюжетов с другим настроением. Это стратегия или ты действительно смотришь на мир через розовые очки? Что ты рисуешь, когда тебе грустно, что-то раздражает, неприятно удивляет?

– Я не совсем согласна, что ВСЕ мои работы излучают оптимизм. Большинство из того, что рисую для себя, – меланхолическое, с привкусом ностальгии. Другая часть работ соответствует брифу клиента, тут уж как повезет. Иногда рисуешь о депрессии, иногда о смерти, иногда о детстве и счастливых путешествиях – по-разному. Хотя обычно заказчик хочет то, что преобладает в портфолио. Поэтому один заказ со светлым настроением тянет за собой другой. В жизни я прямолинейная и немного скептическая реалистка – розовые очки это не про меня. Если бы это услышал мой муж, что меня назвали оптимисткой, он бы очень громко смеялся.

Но хочу сказать, я с детства всегда думала, что у меня все будет хорошо. Правда, оптимизм здесь ни при чем – просто у меня очень хорошая семья. Мои родные делали все, чтобы в те годы по крайней мере создать видимость того, что все легко.

 

Я была счастливым ребенком, остаюсь счастливой сейчас. И никуда от этого не денешься.

 

Ты никогда не рисуешь на социальные и политические темы. Почему?

 – На социальные теми рисую, и довольно много. Например, мы делали проект совместно с Thomson Foundation о внутренне перемещенных лицах, о домах престарелых, о медицинских пансионатах для переселенцев. С последнего – делала вместе с МОН и ВОЗ проект о вреде алкоголя во время беременности. Поэтому насчет социальной тематики не соглашусь. А политику не рисую скорее по причине отличия моей стилистики. Все-таки, если просмотреть мое портфолио – политическая иллюстрация не то, что первым приходит в голову.

Были какие-то необычные заказы? Сюжеты, которые ты не могла нарисовать.

 

Я могу нарисовать все.

 

Это моя основная работа – найти способ обыграть идею, текст, концепцию. Этим собственно иллюстрация и отличается от просто «я рисую, я художник». Необычные заказы... Они все по-своему необычные – скучных заказов в основном не беру.

Ты часто рисуешь свою собачку. Расскажи о ней.

– Это Чичико. Он белый, пушистый, кудрявый. От него идет сколько радости и любви, как будто он из другого мира. Чичико это, без преувеличения, идеальный пес. Он очень воспитанный, любит людей, детей, других животных. Легко путешествует и адаптируется к новой среде. Не без наших стараний, конечно. Собаку надо воспитывать, и я много времени уделяю этому. Я долго с ним гуляю, занимаюсь, даю ему свободу, когда это уместно. Но в целом и без меня у него уравновешенный, жизнерадостный нрав. Я теперь немного лучше понимаю, что такое ребенок, потому что собака – это вечный ребенок. Хотя и менее капризный, он также требует инвестиций твоего времени и внимания.

 

sumka-s-printom-bellflower-yevheniyi-haydamaky-gifty

 

Импульсы. Как ты считаешь, когда твой стиль был сформирован?

– Я формирую его с каждым новым заказом. Если рисовать одно и то же на протяжении жизни, это будет означать, что как художница я остановилась. Стилистика зависит от твоего опыта – практического и эмоционального. Как только ты меняешься, в определенном смысле меняется и твоя стилистика. Поэтому не могу конкретно сказать – в этот день, в этом году я нашла себя в искусстве.

Что наиболее повлияло на формирование тебя как художницы?

– Ответ, который наверняка разочарует многих начинающих художников.

 

На меня повлияла практика, и только практика!

 

Расскажи о твоем участие в программе Фулбрайт (Fulbright). Каким был конкурс? Трудно ли было поступить? Где именно ты училась? Расскажи о том, как выиграть грант. Поделись опытом, советами. Стоит ли за это бороться? Плюсы и минусы учебы в США, чем оно отличается от обучения в Украине?

– «Фулбрайт» – это, возможно, лучшее, что случилось со мной. Это среда людей, которые меняют мир, каждый в своей сфере. Каждый раз, когда я собираюсь с «фулбрайтерами» на конференции или встречи, – понимаю, как сильно мне повезло быть знакомой со всеми ими.

Если ваша цель просто бесплатно поучиться в США – забудьте про «Фулбрайт», у него несколько иная цель. Это стипендия для людей, которые готовы менять что-то в своей области, перенимать опыт. Не просто для своей выгоды и новых впечатлений, а для более глобальных вещей. Все остальное приходит как очень приятный бонус, конечно же. Бороться за эту (на самом деле очень конкурентную) стипендию стоит только тогда, когда действительно хочешь изменить свою жизнь и отдаться работе на тысячу процентов. Это трудно, отнимает очень много времени, сил и нервов. Но если ты знаешь, для чего ты это делаешь, – все хорошо!

Обучение в США отличается тем, что оно более практичное, сфокусированное на результате, на рынке – во всяком случае так было в моем университете. Будет ошибкой говорить, что так везде. В Штатах много классических художественных школ, в которых просто хотят, чтобы ты «хорошо рисовал» или «научился выражать себя в картинах». Такое тоже есть. Но мой университет был направлен на искусство как бизнес, как профессию.

 

Наверное, критическая разница между образованием в США и Украине заключается в том, что все, что ты делаешь в американском университете, – серьезно.

 

Все проверяется, мониторится, ты чувствуешь полную ответственность за каждое сданное задание. У нас… Я даже сомневаюсь, что мою дипломную работу кто-то читал. В США совершенно не толеруется нарушение авторских прав, скачивания из Интернета, списывание. За это тебя исключат из программы. Так же и с прогулами. Никаких «я заболел», «я забыл». Это твои и только твои проблемы. Иногда это трудно, особенно для студента из другой культуры. Когда нагрузка максимальная, помочь и понять могут только такие же международные студенты, да и то не все. В художественных специальностях это не так выражено, ведь здесь больше практической работы. Как художник, ты любишь то, что делаешь, и уверен даже в своих неудачах – знаешь для чего они.

В других сферах жизни может немного ощущаться одиночество – все-таки восприятие мира там немного иначе, чем мы привыкли. Словом, ехать учиться за границу надо с открытым сердцем и умом, иначе будет очень трудно. Однако в определенный момент ты просто привыкаешь, вливаешься в поток, отбрасываешь устаревшие установки – обнуляешь систему, так сказать. Это очень классный опыт – в Украину возвращаются люди с другой ментальностью, которые могут развивать свою сферу.

О подарках. Какие необычные подарки тебе дарили? Gifty создает вещи с принтами украинских художников-иллюстраторов. Какая коллекция тебе нравится? Какие еще подарки ты бы хотела сделать в коллаборации с Gifty?

 – После того, как муж подарил мне собаку, очень трудно переплюнуть такой опыт в плане подарков. Я, когда дарю, – хочу максимально показать, что я думала о человеке, что люблю его и ценю. Такие же подарки люблю сама. Это может быть что-то маленькое, простое, самодельное, казалось бы, неважное – но ценное именно для меня. С Gifty было бы классно сделать какие-то вещи, которыми пользуешься ежедневно. Возможно, что-то для дома. То, что будет напоминать тебе о человеке и его внимании.

 

Я, когда дарю, – хочу максимально показать, что я думала о человеке, что люблю его и ценю.

 

blagotvoritelnyy-bloknot-s-ilyustratsiyey-zheni-gaydamakі-sdelano-gifty

Евгения Гайдамака – украинская художница, победительница Red Dot Awards, стипендиат программы Fulbright, стажировалась в Society of Illustrators. Создает иллюстрации для проектов в издательской, медийной, рекламной сферах. В частности, работала с Reader's Digest, Boston Globe, сетью Green Country. Вместе с Евгенией Гайдамакой бренд Gifty создал коллекцию экосумок и блокнотов «DREAMS».

Интервью подготовила Светлана Грибенюк

Фото : Катя Акварельная 

 

 


Смотрите также :